Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

солнышко

О приближении Страстной седмицы. Неделя Ваий

Лит. – Ин.12:1–18

Господь Иисус Христос за три года земной жизни совершил много чудес. Апостол Иоанн Богослов пишет, что «если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин.21:25). Господь являл Свою власть и над силами природы, и над стихиями, и над бесами. Это всегда вызывало восхищение и благодарность у тех, кто был рядом.

Но вот настал день, когда вся слава, все восхищение, вся благодарность собрались воедино, и как бы хлынули из берегов. Это – вход Господень в Иерусалим. В этот день «весь город пришел в движение, и говорили: кто Сей»? Господь въезжал в город, сидя на молодом осле. А множество «народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге». Другие же «взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! Благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев»! Мало того: даже «из уст младенцев и грудных детей» раздавалась хвала.

В этот день и Святым Духом, и людьми торжественно провозглашалась справедливая оценка земных трудов Господа Иисуса Христа. Его земная жизнь достигла вершины славы, вершины успеха. Завтра она уже перевалит за этот пик, и будет стремительно падать, пока не достигнет страстной пятницы. То, что накапливалось три года, расточится за несколько дней. А пока – с какой надеждой переживают ученики славу своего Учителя! Какие планы строят на будущее! Но вскоре и они в страхе разбегутся и оставят Его одного и перед судом, и на кресте.

Но именно эти последние, скорбные и бесславные дни окажутся несравненно более великими. Вглядываясь в эти дни, Господь говорит: «если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин.12:24).

Так, и в жизни каждого человека время заката несравненно важнее. Все, что мы в расцвете творческих сил даем людям, – все это Господь мог бы дать и через кого-то другого. Он даже и из камней мог бы создать детей Аврааму (Мф.3:9). Но вот нести крест своего одиночества, бессилия и болезней может только сам человек, и никто за него этого сделать не может. Поэтому пик своего торжества мы должны переживать с величайшим смирением, с ощущением непрочности, зыбкости человеческой славы. А вот начала своего страстного времени мы должны ждать с надеждой истинного блага, истинного торжества и победы, которых уже никто не разрушит и не отнимет.

Когда приближается страстная седмица нашей жизни, мы должны смотреть вперед, как смотришь вперед в юности: с радостным замиранием сердца. Все – впереди. Вся жизнь, еще неизведанная, но такая заманчивая и полная счастья! Ведь сколько уже лет мы в церкви, сколько уже мы пережили Великих постов, и должны же мы, наконец, убедиться, что за страстной седмицей всегда и неизбежно следует Пасха, Светлое Христово Воскресение!
Протоиерей Вячеслав Резников
солнышко

«Рай и ад»

Надежда, моя соседка, выйдя на пенсию, устроилась работать в общественную баню. Но не в такую баню, куда мы раньше ходили с целью помыться и в парилке попариться, а в современную, оснащённую по последнему слову достижениями высокого банного искусства.
Понятно, такое заведение изначально задумывалось не с целью банальной помывки. Помыться можно и дома, а с целью отдохнуть, пообщаться и приятно провести время. Специально ради этого во дворе перед баней соорудили стационарный мангал, а внутри помещения устроили буфет с широким ассортиментом спиртных напитков. Кстати, при желании спиртное можно приносить с собой.
Встречаясь со мной Надежда здоровалась и вздыхая, порой добавляла:
- Батюшка, вот, что я тебе скажу. Не мне, тебе в этой бане надо работать. Банщик, вот человек, к которому за советом, или поговорить, а порой и просто, чтобы их хоть кто-нибудь выслушал, обращается множество разнообразных, подвыпивших душ.
Мужики, те просто напиваются, а женщины те нет. Женщины, народ сложноорганизованный. Ей мало выпитого шампанского. Напоётся, напляшется, а потом ей ещё и поговорить, и поплакаться нужно. Душа переполнена, чаще всего чем-нибудь нехорошим, воспоминаниями, обидами разными. Ей бы излиться как это бывает незнакомому попутчику в вагоне поезда дальнего следования. Да только где взять такого человека, способного выслушать? Нет такого попутчика, зато есть банщик. Вот они меня и донимают.
- Я говорю, ну чего ты ко мне идёшь? Вишь ты, нашла она себе дежурные уши. Мне этого не надо, мне за это не платят. Ты к батюшке в церковь иди, на него и вываливай. Кстати, у меня сосед в церкви работает, давай познакомлю.
Не, говорит, к попам не пойду, я им не верю. А потом, к попу трезвым надо идти, а на трезвую голову какой разговор?
Но я-то знаю, Надежда та только на словах такая резкая, а как кто заплачет у неё на плече, так и выслушает и по головке погладит. Так что понимает она меня, своего соседа, и мой нелёгкий поповский труд. Потому и сочувствует:
- Двое мы здесь с тобой души лечим. Только у тебя, батюшка, свой приход, а у меня свой.

Collapse )
солнышко

Дети природы.

Дело было на Пасху в самом начале нулевых. Если конкретнее, то на Радоницу 2000-го года. После литургии настоятель благословил мне отправляться на городское кладбище служить заупокойные литии на могилках усопших православных христиан.
Это был мой первый такой опыт служения на кладбище в день всеобщего поминовения усопших. Кладбище, куда я в тот день направился, на то время в городе было единственным и очень старым. Многие, из тех, чьи родственники были погребены на этом кладбище, подходили ко мне заранее, ещё в храме и просили обязательно побывать у них на могилках. Договаривались, обещая ждать меня на условленных местах.
Беда только в том, что я на то время никогда прежде на этом кладбище не бывал и весьма смутно представлял, где и кто обещал меня дожидаться. Потому, пройдя на кладбище через главные ворота, я тут же оказался в окружении множества цыганских семей, пирующих здесь же прямо на центральной аллее. Столы, накрытые всякой всячиной, дымящие мангалы с жарящимся шашлыком и бутылки со спиртным.
Изрядно подвыпившая толпа, завидев священника, отреагировала шумно и радостно. Пока я, в соответствии с нарисованным на бумажке маршрутом движения, пробирался до мест, где меня дожидались в первую очередь, ко мне то и дело подбегали какие-то люди, со стаканами в руках, предлагая «помянуть» их покойничков. Я извинялся, отказывался и бежал дальше.
Вдруг из целого хора навязчивых предложений выпить, я услышал просьбу о молитве. Остановился и стал всматриваться в окружающих меня людей:
- Кто просит помолиться? - И увидел цыгана лет тридцати пяти, приятной наружности, аккуратно постриженного и совершенно трезвого.
- Я прошу. Помолись, батюшка, о моих друзьях. Они лежат рядом. Вон там, - и он махнул рукой куда-то в сторону от центральной дорожки.
- Хорошо, ведите.
Мы подошли к двум холмикам, с не по-цыгански скромными надгробиями. На фотографиях молодые мужчины, обоим лет по тридцати.
- Вот, батюшка, это мои друзья. Ехали вдвоём и разбились. Помолись о них.
Я достаю кадило и начинаю разжигать уголёк. Зажечь уголь вне пономарки это целая проблема. Благо, уже тогда появился быстровоспламеняющийся уголь, афонского производства. Когда уголёк уже достаточно разгорелся, я попросил пригласившего меня цыгана подержать кадило, а сам, отвернувшись от него, лезу в саквояж за ладаном.
Пока доставал текст заупокойной литии, тогда я ещё не знал его наизусть, открывал коробочку с ладаном, вижу моё кадило вовсю разгорелось ярким пламенем с переливающимися всполохами зелёного цвета. Ещё из кадила повалил густой дым.
В недоумении смотрю на кадило и ничего не понимаю. Когда это я успел положить в него ладан? Или это так специфически дымно разгорается чудо афонских технологий? Ладно, надо будет учесть и не пользоваться им в закрытых помещениях. Беру текст литии и начинаю службу.
Вдохновенно молясь, ещё бы моя первая самостоятельная лития на могилках, наблюдаю, как сопровождавший меня цыган пару раз заботливо ныряет к моему кадилу, заботливо поправляя, то и дело цепляющиеся одна за другую цепочки. Я служу, кадит моё кадило всё тем же зелёным пламенем.
Целый день я потом провёл на кладбище, поспевая от одной могилке к другой. Сжёг целую упаковку угля, но никогда больше не выдавало моё кадило столь понравившегося мне пламени бриллиантово зелёного цвета.
Уже под конец, собираясь покидать кладбище, иду на выход всё по той же главной аллее. Вдруг снова вижу того благочестивого цыгана, что первым обратился ко мне с просьбой помолиться о его друзьях. Он встаёт из-за стола и спешит в мою сторону.
- Батюшка, не знаю даже как тебе это сказать. Только это, когда ты служил на могилках моих друзей, я тебе в кадило травку подсыпал. Любили покойнички покурить. Вот я и подумал, пусть побалуются. Это ничего, это не страшно?
Так вот откуда это яркое пламя с зелёными всполохами, а я думал издержки афонских технологий. Увидев, как от этой новости я изменился в лице, цыган сообразил, что сделал что-то не так.
- Что? Это грех!? – Запричитал он, чуть не плача. – Что же мне делать?
- Что делать. Иди в храм на исповедь и кайся.
- В храм? – Человек уже реально плачет, - так это только завтра. Я же теперь всю ночь спать не буду! Отец, отпусти мне грех, отпусти!
Вижу, не отстанет он от меня, и накрыв его голову епитрахилью, читаю над ним разрешительную молитву.
И снова человек счастлив. Благодарит меня и возвращается за стол на свое прежнее место.
солнышко

Лазарева суббота.

Друзья мои, предлагаю вам к прочтению рассказ, написанный одним моим знакомым. Интересно, что вы скажете начинающему автору.
"Лазарева суббота"
Сергей спал без снов, а когда проснулся, вчерашнее горе накрыло его с новой силой. Он сел на незастеленном диване и вдруг завыл в голос. Квартира была пуста, и никто не мог слышать его рыданий. Вылив всю боль, что оставалась внутри, он встал и пошел в ванную. «Нервы», - подумал Сергей про себя как-то отстраненно, как будто плакал сейчас не он, а какой-то другой человек, внутри которого он находился.
Жили они с женой Мариной тихо и дружно. Ждали ребенка. Жена терпеливо переносила сильный токсикоз, когда от каждого резкого запаха ее беспощадно тошнило. Покорно выполняла все назначения врачей, ложилась на сохранение, сутками сидела на одних яблоках, когда доктор говорил, что появились отеки. Она ждала этого ребенка, и была готова безропотно переносить ради него все, что потребуется. А он пытался как-то скрасить ее положение, покупал ей всякие вкусности и с полуслова выполнял каждое ее желание.
Collapse )
солнышко

об умных и о дураках

Вчера утром перед литургией на исповедь неожиданно заявился наш, как их называют, деревенский, а вернее поселковый, "дурачок". Юноша, больной от рождения. Всегда веселый, общительный. Радуется, когда увидит священника. Живёт с родителями. Подрабатывает случайными заработками, обычно грузчиком. Бывает, перемкнёт парня. Выйдет на середину дороги, встанет и давай руками махать, точно движение регулирует. Он беззлобный, мужики его не трогают. Скорость сбросят, объедут стороной и дальше.
Подумал, вот искушение. Подойдёт сейчас к аналою с Евангелием да юродствовать начнёт. А он стал каяться. Да как каяться. Давно я такого покаяния не принимал. В конце со слезами в голосе просит:
- Помолись обо мне, батюшка. Очень хочется быть хорошим, а не получается, - и ушёл.
Всю вчерашнюю литургию служил под впечатлением исповеди "деревенского дурочка".
Утром сегодня после молебна в часовне отправился по адресу освящать квартиру. Прохожу мимо одного из домов. Вижу две женщины беседуют, одна на земле стоит, другая у себя на балконе. И та что на балконе делится обидой на какую-то третью их общую знакомую. Разговаривает почти кричит. Слышу ругается. Подхожу ближе, она уже не просто ругается, а перешла на мат.
Не могут они меня не видеть, тем более, что иду в облачении. Вот совсем рядом с ними, а она, бедненькая, совсем в разнос пошла. Не рот, а чёрная яма.
Думаю - надо же, в какое время живём. Дурачки в храм бегут, становясь святыми, а умные превращаются в одержимых.
Домой вернулся, матушке рассказал как та несчастная при священнике, не стесняясь поливала на всю округу.
- Матушка, теперь мимо того дома проходить стану, этот балкон обязательно вспомню.
Она мне:
- Ты не осуждай её только. А станешь мимо проходить, всякий раз проси для неё прощения.
солнышко

цветы нашим батюшкам

IMG_20181127_114844
27 ноября 1937 года были расстреляны наши отцы, свящмуч. Сергий (Руфицкий) и святой мученик Димитрий (Рудаков).
Каждый год в этот день мы служим литургию и ставим в память о них такой букет - кровь на снегу.
солнышко

за общее благо

После литургии на рождество пророка и предтечи Иоанна ко мне подошли несколько женщин в скорбных чёрных одеждах и попросили на следующий день отпеть их трагически погибшего родственника. Профессиональный электрик. Накануне, как раз перед всенощной он устранял случившуюся на линии аварию. Линию обесточили. Электрик работал, уверенный в своей безопасности. Но кто-то за десятки километров от места аварии, находясь за центральным пультом, тот, кто почему-то не знал, что в это время на обесточенном участке устраняется неполадка, подумал: надо же, линия отключена. Непорядок, подумал тот ответственный человек, надо исправить. Щёлкнул тумблером и убил другого человека.
Электрик Коля, мужик серьёзный и знающий себе цену. Выйдя на пенсию, продолжал работать по специальности. Хороший специалист своего дела учил электрической премудрости молодых ребят. Сейчас вообще такое время, время дефицита хороших специалистов в рабочих профессиях. Те, кто что-то умеет делать своими руками, всё больше трудится на себя, а так, чтобы за гроши продолжать работать на общее благо, таких осталось немного. Такие работают до последнего, а потом умирают. Тихо и незаметно. Маленькие люди, которых не заменить. Время такое – дефицит людей настоящих.
Был у Коли один единственный и характерный недостаток. Если запивал, то в серьёз, хоть и ненадолго. Нужно же было кому-то выходить и работать на общее благо. Об этом Коля помнил и старался как можно быстрее возвращаться в норму.
Однажды, как раз месяца за два до трагедии, Коле никак не получалось справиться с очередной пьянкой, угрожающей перейти в устойчивую многодневку. И тогда он отправился в церковь. Вернее не в сам храм, а к Нине, нашей старосте. Надеясь, что она, старая его знакомая, войдёт в положение и нальёт опохмелиться.
- Нина, налей кагорчику, трубы горят. На работу выходить надо. Трудно им без меня, пацаны ещё.
- Нет, Коля. Я за тобой уже несколько дней наблюдаю. «Кагорчиком» тебе не помочь. Вино только губит. По-другому проблему будем решать.
Взяла Колю за руку и подвела его прямо к иконе пророка и предтечи Господня Иоанна. Сама встала на колени и Колю на колени ставит.
- Молиться будем. Вдвоём. Я начинаю, а ты за мной повторяешь. Не поможет, тогда налью.
Помолившись, Коля встал с колен.
- Ну, что? – Спрашивает Нина, - будешь «кагорчик»?
В ответ Коля отрицательно покачал головой. Сам удивляясь переживаемым ощущениям. Ему не хотелось пить. Совсем не хотелось. Вот, всего каких-то там десять минут назад хотелось, аж в груди перехватывало, а сейчас нет.
- Спасибо, Нина. Я, пожалуй, пойду.

Два месяца до самой смерти Коля в рот не брал. А накануне рождества Иоанна Предтечи погиб на рабочем месте. Потому что, несмотря на праздник людям хотелось иметь в своих домах электричество.
Отпевали Колю в храме на следующий день сразу после праздника. Я отпевал и, вспоминая Нинин рассказ о том, как молились они с ним у иконы святого пророка, подумал:
«Надо же. Единственный раз пришёл мужик в храм. Встал на колени и помолился. Услышал его Господь и забрал к Себе. Забрал в дни памяти того, кому он тогда молился. За что ему так? Может, потому что человек был настоящий и думал об общем благе»?
солнышко

"подруги"

«Подруги»
С Мариной мы познакомились уже много-много лет назад. Меня как раз перевели настоятелем сюда в наш храм, и я должен был заменить священника, прослужившего на этом месте целое десятилетие! Для прихожан смена священника дело всегда болезненное. Люди привыкают к одному и тому же батюшке, идут к нему на исповедь, и не только на исповедь. Приходят, чтобы просто поговорить и посоветоваться по разным вопросам. Постепенно священник становится частью привычного их образа жизни.
Collapse )
солнышко

возвращаясь к написанному ранее

В своём журнале от 19 марта я поместил маленькую заметку под названием "Круговорот". Я рассказываю о том, как однажды, встретив своих старых знакомых, пожилую уже супружескую чету, неожиданно подошёл к ним и стал горячо убеждать их идти в храм и молиться. Тысячу раз я встречал этих людей, но только в тот день подошёл и буквально потребовал, чтобы они молились.
Потом мне было очень неудобно, что приставал к старикам. Хотел даже извиниться за свою напористось.
Некоторое время спустя после нашего с ними того разговора узнал, что их дочь родила ребёночка, который во время родов был сильно травмирован. Они искали возможность окрестить дитя в реанимации, и я подсказал им, что нужно делать. Вот уже сорок дней как мы проводили крошку в его последний путь.
Сегодня почему-то вспомнил о том своём поступке, как убеждал людей идти в храм молиться. И только сейчас дошло. Не от меня это было.
Когда-то очень давно я мечтал получить такой особый дар, чтобы мне, хотя бы в масштабах моего прихода, открывалось знание о грозящей беде тому или иному человеку. Чтобы найти его и предупредить, кайся брат, молись, и будь максимально внимателен. Даже "роптал" вот, мол, не даётся мне такая способность, а как было бы хорошо!
Но вот случилось. Даже сам не заметил как. И на опыте убедился, такой дар, увы, бесполезен. Не отзовутся. А если приметят закономерность, поймут что батюшка о чём-то догадывается, то прослывёшь "каркающей вороной", предвозвестником беды. При встрече за квартал обходить начнут.