Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

солнышко

Лазарева суббота.

Друзья мои, предлагаю вам к прочтению рассказ, написанный одним моим знакомым. Интересно, что вы скажете начинающему автору.
"Лазарева суббота"
Сергей спал без снов, а когда проснулся, вчерашнее горе накрыло его с новой силой. Он сел на незастеленном диване и вдруг завыл в голос. Квартира была пуста, и никто не мог слышать его рыданий. Вылив всю боль, что оставалась внутри, он встал и пошел в ванную. «Нервы», - подумал Сергей про себя как-то отстраненно, как будто плакал сейчас не он, а какой-то другой человек, внутри которого он находился.
Жили они с женой Мариной тихо и дружно. Ждали ребенка. Жена терпеливо переносила сильный токсикоз, когда от каждого резкого запаха ее беспощадно тошнило. Покорно выполняла все назначения врачей, ложилась на сохранение, сутками сидела на одних яблоках, когда доктор говорил, что появились отеки. Она ждала этого ребенка, и была готова безропотно переносить ради него все, что потребуется. А он пытался как-то скрасить ее положение, покупал ей всякие вкусности и с полуслова выполнял каждое ее желание.
Collapse )
солнышко

смерть Татьяны

Эту историю я передаю со слов одной нашей прихожанки. По моей просьбе она её записала, а я лишь с некоторыми правками предлагаю её вашему вниманию.
Сегодня в интернете много пишут на разные церковные темы. Очень много суеты, но о главном почти не говорят. Эта бесхитростная запись, на мой взгляд, и есть история о самом главном.
"Смерть Татьяны"
«15 марта этого года в 8 часов и 20 минут ушла из жизни моя самая близкая подруга и удивительный человек Татьяна Александровна Никитина. До своих пятидесяти лет она не дожила всего три месяца и три дня. Последние десять лет своей жизни она страдала онкологией лимфоузлов.
Все эти годы Татьяна жила, чувствуя боль, но я не помню, чтобы она когда нибудь жаловалась, что ей тяжело или плохо. На первом месте для неё была её семья, мама Галина, младшая сестрёнка, которую она вырастила с пелёнок, дочь, муж и свекровь. До последнего своего часа она думала лишь о других, и никогда о себе.
Collapse )
солнышко

жизнь продолжается

Восемнадцатый год я священник. Шестнадцать лет служу у себя в деревне. Правда, мои прихожане большей частью живут в посёлке городского типа. Я тоже там живу. Посёлок - один из наших главных центров биологической промышленности. Вакцины, вирусы, лекарства. Особые условия работы, и как результат, онкология. И раньше болели, но тогда хоть было налаженное медицинское обеспечение, сейчас нет ничего.
Мой список страдальцев практически не сокращается. Одни умирают, другие приходят им на смену.
Шестнадцать лет я хожу от одной квартиры к другой. Исповедую, соборую причащаю. Освящаю квартиры после того, как в них умрёт очередной мученик. Последнее время хожу каждый день.
Среди этих людей я живу уже 33 года. Многих знал от самой их юности. Смерть каждого переживаю, особенно если человек ушёл так и не покаявшись. Потом несу это переживание в свои рассказы. Рассказы для меня это отдушина, так легче.
Вчера освящал одну такую квартиру. Спрашиваю молодую женщину (знал её ещё младенцем), как умерла её мама? Она рассказывает. Подробно. А бабушка?
- Бабушка приходила в квартиру дочери, обнимала диван, на котором она умирала и плакала. Тогда, чтобы она не плакала, мы выбросили диван. Бабушка увидела, что нет дивана и её сердце остановилось.
Человек помирает. Лежит в кровати без сил. Рядом разгуливает здоровенная собака и клубы табачного дыма. Не знаешь, где и примоститься. Одни, что бы спасти любимого человека закладывают квартиру и везут лечить его в Германию или Израиль.
Другие смиряются и существуют на фоне невозможности изменить положение дел. Отправляются на работу, идут на дачу, кормить кур и собак. Хоронят близких, а потом заболевают сами. Болезнь заразна, от мужа к жене и наоборот.
А я хожу. По кладбищу. По домам. Молюсь, молюсь.
Спроси меня раньше, хотел бы я снова стать молодым, ответил бы - нет. Сейчас знаю, если бы у меня была возможность повернуть время вспять, я бы сперва стал классным онкологом, а потом бы обязательно принял священный сан.
солнышко

маленькая история (эпизод 3)

«Маленькая история» (эпизод третий).
Недавно встречаю на улице одну свою хорошую знакомую. Как и мы, она молодая бабушка, и нам всегда есть о чём поговорить, вернее, о ком поговорить. Разумеется, о внуках. И так при каждой встрече. Но сегодня моя знакомая шла, погрузившись в собственные мысли и не замечая никого вокруг. Она бы и меня не заметила, пока я её не окликнул:
- Ой, батюшка! А я иду и не вижу. Всё о Галинке своей думаю. Болеет уже больше месяца, а врачи никак не поставят диагноза. Ты бы помолился о ней.
Collapse )
солнышко

Маленькая история (эпизод 2)

«Маленькая история» (эпизод второй).
Мы жили в Советском Союзе. Нашей дочке тогда ещё не было и года. В самом начале мая 1986 мы собрались всей семьёй лететь в Белоруссию. Сегодня самолётом можно добраться только до Минска, а тогда несколько раз в неделю борта из Шереметьева исправно долетали до самой границы с Польшей.
Уже были упакованы чемоданы и куплены билеты, как вдруг поздно вечером в нашей квартире зазвонил телефон. Тридцать лет назад. Я ещё помню, какой у нас тогда был телефон. Массивный чешский, сам жёлтого цвета, а крышки на микрофоне и на динамике, красные.
Collapse )
солнышко

Воскресенье. "Небесная страховка"

7. Воскресенье. «Небесная страховка»
Тяжело здоровым и сильным видеть людей страдающих. Даже если ты не очень здоров, но сам на собственных ногах вполне ещё способен дойти в храм на службу, вид человека откровенно больного, вызывает в тебя сочувствие. Подумаешь про такого страдальца, эх, бедный, помоги тебе Бог.
А если дети болеют, или люди совсем ещё молодые? Увидишь такого в храме среди молящихся, хочется тебе или нет, а на языке так и крутится: «как же так, Господи»? И что, ничего уже не сделать, и никак не помочь?
Collapse )
солнышко

за высокими заборами

Дом, где убивали стариков
Как дети сплавляли престарелых родителей в частный пансионат
Общество
Текст: Юрий Снегирев (обозреватель)


--------------------------------------------------------------------------------


Collapse )


Опубликовано в РГ (Неделя) N6750 от 13 августа 2015 г.

Читал и возмущался, это что же такое делается? Потом вчитался внимательнее и похолодело. Я сам мимо этого места за эти-то пять месяцев раз 100 мимо проезжал. Всё это время ел, пил, радовался жизни, а рядом такой вот бухенвальд. Как всё близко и страшно.
солнышко

моя жизнь... мои правила

Хочется всех поздравить с праздником Покрова Божией Матери и пожелать здоровья.

«My life… My rules»
Чтобы пройти к гаражам я решил отправиться дворами и немного срезать путь. И в одном из таких дворов обратил внимание на припаркованную здесь же иномарку необычного для автомобилей лазоревого цвета. Любуясь машиной, я сбавил шаг и только тогда заметил у неё на бампере сзади какую-то надпись. Написано было по-английски, но я прочитал и вслух перевёл: «моя жизнь… мои правила».
Collapse )
марабу философ

точка отсчёта

Сегодня наша Полинка пришла в садик, а её воспитательницы нет. Умерла этой ночью. 37 лет, обширный инфаркт. Вечером та почувствовала себя уставшей и прилегла рядом с младшей восьмилетней дочечкой.
- Я возле тебя немножко полежу. Ладно?
И заснула. Девочка тоже заснула. Проснувшись подумала, что мама замёрзла и накрыла её одеялом. Так до утра и проспала рядом с мёртвой мамой.
Представил, человек умер во сне, пытается проснуться и не может. И не понимет, что это уже не сон.
солнышко

рутинное

Весь пост мои бабушки молчали, а сейчас в один голос требуют собороваться и причащаться. Каждый день бегу по разным адресам. Сегодня соборовал сразу пятерых. У хозяйки на стене висит старая фотка. На ней молоденькая девочка.
- Тётя Зоя, это кто?
- Как кто, батюшка?! Это я, вишь какая молодая красивая.
- Красивая. Все в молодости красивые. Где сейчас твоя красота, тётя Зоя?
- Годы съели. Но ты не смотри, что мы старые. Душа-то, она всё одно молодая. И до сих пор озорует.
- Это как же она озорует?
- А вот так. Сидишь, телевизор смотришь. Какая-нибудь музыка заиграет, а нога-то сама и давай в такт постукивать. Во какая озорная.
Смеётся.
Отпевал сегодня женщину шестидесяти лет. В прошлом году потеряла обоих сыновей. Старший, тот вроде выпивал. Сам помер. А младший, надёжа и опора, в машине разбился. В храм женщина не ходила. В смерти сыночков никого не винила. Только посмотрит так в сторону верующей сродницы, как бы спросить чего хочет. Но никогда не спрашивала.
Тут на днях достала из шкафа их вещички, постирала, погладила, в стопочки собрала. Легла между ними и умерла. Инсульт. Врачи говорят, хорошая смерть, мгновенная, без мучений.