Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

солнышко

Из воспоминаний Петра Алексеевича Михина

"О человеческой благодарности"
И тут налет! Самолеты начинают нещадно бомбить именно эту окраину города. Бросаюсь в кювет. Кругом творится что-то страшное. Сорок самолетов, зайдя с тыла, двумя колоннами пикируют на оба порядка домов — рушат каждый дом. Ревут моторы, воют сирены, трещат пулеметы, свистят бомбы! Земля ходит ходуном! Крупные осколки бомб крушат деревья, с неимоверной силой врезаются в землю. Мелькают желтыми брюхами выходящие из пике «костыли». На фоне серебристо-белого снега в лучах яркого солнца высоко вверх вздымаются клубы дыма — черные от взрывов бомб, красные от битого кирпича, желтые от самана и глины. Обгоняя пыль и дым, из зловещего разноцветия вверх и в стороны вырываются обломки строений, заживо хороня под развалинами мирных жителей. Внезапно все это — ярко-красное, черное, желтое и белое, клубящееся и вырывающееся, летящее и рушащееся, воющее и грохочущее — рассекается, как кинжалом, тонким, пронзительным, душераздирающим женским криком. Этот нечеловеческий вопль поднял меня из кювета, заставил оглянуться вокруг. В клубах дыма я едва различил стоящую в полный рост худощавую женщину. Заломив руки за голову, она стояла в одном легком платье, с распущенными длинными волосами и, показывая на рухнувший домик, кричала и кричала, многократно повторяя:
— Там дети! Там дети! Дети!..
Collapse )
солнышко

Лазарева суббота.

Друзья мои, предлагаю вам к прочтению рассказ, написанный одним моим знакомым. Интересно, что вы скажете начинающему автору.
"Лазарева суббота"
Сергей спал без снов, а когда проснулся, вчерашнее горе накрыло его с новой силой. Он сел на незастеленном диване и вдруг завыл в голос. Квартира была пуста, и никто не мог слышать его рыданий. Вылив всю боль, что оставалась внутри, он встал и пошел в ванную. «Нервы», - подумал Сергей про себя как-то отстраненно, как будто плакал сейчас не он, а какой-то другой человек, внутри которого он находился.
Жили они с женой Мариной тихо и дружно. Ждали ребенка. Жена терпеливо переносила сильный токсикоз, когда от каждого резкого запаха ее беспощадно тошнило. Покорно выполняла все назначения врачей, ложилась на сохранение, сутками сидела на одних яблоках, когда доктор говорил, что появились отеки. Она ждала этого ребенка, и была готова безропотно переносить ради него все, что потребуется. А он пытался как-то скрасить ее положение, покупал ей всякие вкусности и с полуслова выполнял каждое ее желание.
Collapse )
солнышко

слёзы радости

В моём постике от 9 числа писал о пятилетней девочке Маше. Той, что плакала от радости, что у неё скоро появится братик. Это было недели три назад.
А на днях её мама почувствовала себя беременной. Как там будет мы ещё ничего не знаем. Но то, что родится братик, в этом уже никто не сомневается.
солнышко

Если под конец жизни не станем как дети, то станем как бесы.

Пятилетний Макс в сопровождении мамы входит в калитку и неспешно следует по дорожке, ведущей к храму. Макса многие здесь знают, потому и приветствуют в голос: - О, Макс! Смотрите, смотрите, кто к нам пожаловал!
Мальчик неспешен в движении. Идёт, поправляя на голове панаму. Кто-то из взрослых здоровается с ребёнком за руку.
Староста Зинаида Александровна, расплываясь в улыбке: "Макс"! - Как же, любимый внук пожаловал. Она берет малыша за руку и подводит того к священнику: - Благословите, батюшка!
Батюшка, перекрестив белобрысую головку в панамке, гладит мальчика со словами: - Бог благословит нашего Макса.
Мальчик, задрав голову вверх, смотрит на священника и произносит.
- Вообще-то, батюшка, меня зовут Максимом.

Максиму уже пять лет и он достаточно взрослый, что бы задаться вопросом - а откуда берутся дети?
- Откуда, мама?
- Очень просто. Однажды всех детей, которым нужны родители, вывозят на каталках в широкий роддомовский коридор и зовут всех взрослых, кто хочет стать папами и мамами. Мы приходим, а вы уже нас выбираете.
- Мама, как хорошо, что я тебя выбрал!
- А папу? Папа тебе не нравится? Он тебя так любит!
В это время папа, покурив на балконе, возвращается в комнату. Мальчик принюхивается, и сморщив носик произносит:
- Папа обнимается и целует меня в щёки. А как возвращается с балкона, от него всегда очень плохо пахнет.
Папа берёт сына на руки и действительно собирается поцеловать. Макс отворачивается протестующе и кричит:
- Зря я тебя выбрал в папы! Надо было такого, от которого не пахнет!

Пятилетняя Маша вместе с бабушкой собирают фигурку из конструктора лега. Девочка работает увлечённо, старается, даже язычок от усердия прикусывает. Неожиданно дитя перестаёт работать и начинает плакать. Она не кричит и не закатывает истерику, а просто молча плачет. Слёзы так и льются у неё из глаз. Бабушка в недоумении:
- Маша, Машенька, деточка, что с тобой?! Что случилось? Почему ты плачешь?
Маша тут же успокаивается. Пальчиками стирает слёзки:
- Бабушка, ты не волнуйся. Это всё слёзы радости. Просто скоро у меня появится братик или сестрёнка. Вот я и не сдержалась.
Бабушка потом уже без Маши спрашивает её родителей:
- И когда нам ждать ещё одного внука или внучку?
Те тревожно переглядываясь:
- Ну вот, и бабушка о том же. Вы что там с Машей уже что-то такое знаете и от нас скрываете? Давай рассказывай, нам ведь тоже интересно!
солнышко

бережливость

Мама с девочками, Алисой и Полиной пересматривают гардероб. Вещички, из которых выросла Алиса плавно укладываются на полку с Полиными нарядами. Алиса спокойно расстаётся со своими платьями и юбками, тем более, что из них девочка уже выросла.
Зато Поля, ей пока ещё нет семи, но она уже учится в первом классе, ни в какую не соглашается избавляться от своего имущества. Каждая тряпочка пересматривается, придирчиво оценивается, и только если действительно уже мала, только при этом условии отправляется в кучу на выброс.
- Мама, - спрашивает Полина, указывая на отбракованную одежду, - а это всё куда? На помойку?
- Зачем на помойку? Всё это я ещё раз пересмотрю. Что-то подошью, постираю и отдадим в надёжные руки.
- В чьи руки, мама?
- Тем деткам, что будут теперь их донашивать. Вещички-то ещё очень даже приличные. Просто, ты из них уже выросла.
- Мама, - канючит наша младшая, - не надо никому ничего отдавать. Давай мы их лучше оставим для моих детей.
солнышко

у меня зазвонил телефон

У меня зазвонил телефон. На экране высветилось - «Алиса». Но я знаю, это не Алиса. Ей папа с мамой на восьмилетие подарили новый красивый смартфон, а старенький телефончик для малышей «унаследовала» Полинка.
Алиса и раньше деда вниманием особо не баловала, и сейчас не звонит. Натура у ребёнка такая, не любит она время попусту проводить, и болтать не любит. Есть в ней какая-то скрытая, едва уловимая внутренняя мудрость. Взгляд у девочки такой, словно она знает и всегда знала, что мир суетен. И что молчание золото. Её спросят, она ответит, а так чтобы сама, инициативу проявить, не припомню. Даже когда совсем маленькая была.
Рисунок нарисует, положит его перед тобой, улыбнётся. А ты смотри и понимай, что она тебе говорит.
Поля – прямая противоположность старшей сестре. Стремительная и непоседливая. Певунья и хохотушка. Всегда в самой гуще, происходящих вокруг событий. Если девчонки общаются с дедушкой по скайпу, то Полинкина мордашка занимает девяноста процентов всей площади экрана монитора.
Collapse )
солнышко

в молчании

Субботний вечер, служится всенощное бдение. В храм входит молодая женщина. На руках у неё малыш месяцев шести - семи. Он стоит, упираясь ножками в мамину ладонь. Выглядывая из-за маминого плеча дитя внимательно осматривается вокруг. Рядом ещё один мальчик, но уже постарше, наверно лет пяти. Он держит руки в кармашках шортиков, и следуя за мамой так же молча внимательно рассматривает иконостас.
Пока мама брала за ящиком свечи, потом зажигала их и ставила на подсвечники, старший мальчик всё продолжал смотреть на иконы. Затем он что-то очень тихо сказал маме и подошёл к распятию. Огромное распятие потрясло его настолько, что он даже вытащил руки из карманов.
Я подумал, сейчас он начнёт исследовать вырезанный из дерева череп, здесь же рядом с распятием на панихидном столике. И точно, мальчик, встав на коленки, сунул палец черепу прямо в зубы. Делал он это немного с опаской, но когда убедился, что бояться здесь нечего, бесстрашно ткнул всё тем же пальчиком сперва в одну деревянную глазницу, потом в другую.
На следующее утро молчаливого малыша, что постоянно стоял на маминой ладошке, чтобы причастить положили на руку горизонтально и тогда мы услышали, что он тоже может заплакать. Правда, не надолго. Он замолчал сразу как только занял прежнюю любимую позицию наблюдателя за окружающим его миром.
Старший братик, такой же молчун, все двадцать минут проповеди стоял рядом со мной и внимательно слушал, продолжая держать руки в карманах.
Крошечная Василиса с огромной широкополой панамой на голове. Ей ещё нет и двух лет, маленькая с круглыми щечками, в обрамлении длинных белокурых локонов. Причастившись она прогуливается в пространстве между центральным аналоем и народом, пришедшим в храм на службу. Девочка вглядывается в лица людей. Наконец выбирает обычно хмурую бабушку Шуру и, вытянув правую ручонку ладошкой кверху подходит к суровой старушке. Бабушка Шура растерянно смотрит на девочку сверху вниз и никак не реагирует на её приветствие.
Тогда малышка отправилась к другой бабушке, к бабушке Нине. Та много лет назад перебралась вместе со всей семьёй на постоянное жительство в Австралию. Через какое-то время вернулась погостить на родину. Теперь она делит год пополам, одну половину проводит в России, а на вторую летит к семье в далёкую Австралию.
Василиса подошла к Нине Николаевне и тоже протянула ей свою ручку. Старый человек осторожно приняла крошечную детскую ручонку в свои ладони, и нагнувшись поцеловала. Целовала так, будто целует она не детские пальчики, а благословляющую руку у ангела.
Василиса всё так же молча вернулась назад к суровой бабушке Шуре и снова протянула ей свою ладошку. Та же, увидев как это делала Нина Николаевна, опустившись на колено, не только приложилась к ладошке, но обняв маленькую расцеловала её обе круглые щёчки. Девочка улыбается.
солнышко

разговор

Разговаривал с одной молодой мамочкой. Она крестила у нас дитя, вот мы с ней и пообщались. Я сетую, мол, как много сегодня молодых свободных мужчин. Живут одиночками. "Поджениться" как бы и не против, а как до серьёзных отношений, так тут же в кусты. А женщины страдают.
Она даже руками замахала:
- Что вы, батюшка! Если парень хороший, рядом с ним вы обязательно увидите и женщину, и детей. Хорошие ребята в дефиците, их ещё котятами разбирают. А те, которые якобы не хотят серьёзных отношений, так это те, что ни одной нормальной бабе не приглянулись. Это не они, это ими пользуются, а потом за ненадобностью выставляют за дверь.
солнышко

город из моего детства

Сегодня во сне видел давно забытые, и одновременно, именно "до боли" знакомые места. Прекрасный город на берегу прозрачного моря. Белый песок пляжей и много-много солнца. Встречные люди, как будто мы знакомы всю жизнь, улыбаются мне и друг другу.
Во сне я рассказываю кому-то об этом удивительном городе. И меня спрашивают:
"А где он, этот город"?
Отвечаю: "Как где? Так это же Барселона"!
И тут же сам себе противоречу. Нет, это не Барселона, и ни один из тех городов, где мне когда-либо довелось побывать. Но город такой знакомый - знакомый. В то же время я понимаю, что сплю и что боюсь забыть очертания того прекрасного места.
Твержу себе вспомни, обязательно вспомни, где и когда ты его видел.
Желание вспомнить было так велико, что я проснулся. На глазах слёзы. Сел и посмотрел на часы. Четыре утра. Обхватил голову руками и принялся думать.
Удивительно, но я вспомнил, где видел этот город, куда бы мне так захотелось вернуться. Однажды, ещё будучи ребёнком, я точно так же видел этот город во сне. Очень хорошо его запомнил, думал о нём, а потом прошло время и забыл. И, вот, через много-много лет мой детский сон повторился.
А что, если это был Рай?