alex_the_priest (alex_the_priest) wrote,
alex_the_priest
alex_the_priest

Category:

Дети природы.

Дело было на Пасху в самом начале нулевых. Если конкретнее, то на Радоницу 2000-го года. После литургии настоятель благословил мне отправляться на городское кладбище служить заупокойные литии на могилках усопших православных христиан.
Это был мой первый такой опыт служения на кладбище в день всеобщего поминовения усопших. Кладбище, куда я в тот день направился, на то время в городе было единственным и очень старым. Многие, из тех, чьи родственники были погребены на этом кладбище, подходили ко мне заранее, ещё в храме и просили обязательно побывать у них на могилках. Договаривались, обещая ждать меня на условленных местах.
Беда только в том, что я на то время никогда прежде на этом кладбище не бывал и весьма смутно представлял, где и кто обещал меня дожидаться. Потому, пройдя на кладбище через главные ворота, я тут же оказался в окружении множества цыганских семей, пирующих здесь же прямо на центральной аллее. Столы, накрытые всякой всячиной, дымящие мангалы с жарящимся шашлыком и бутылки со спиртным.
Изрядно подвыпившая толпа, завидев священника, отреагировала шумно и радостно. Пока я, в соответствии с нарисованным на бумажке маршрутом движения, пробирался до мест, где меня дожидались в первую очередь, ко мне то и дело подбегали какие-то люди, со стаканами в руках, предлагая «помянуть» их покойничков. Я извинялся, отказывался и бежал дальше.
Вдруг из целого хора навязчивых предложений выпить, я услышал просьбу о молитве. Остановился и стал всматриваться в окружающих меня людей:
- Кто просит помолиться? - И увидел цыгана лет тридцати пяти, приятной наружности, аккуратно постриженного и совершенно трезвого.
- Я прошу. Помолись, батюшка, о моих друзьях. Они лежат рядом. Вон там, - и он махнул рукой куда-то в сторону от центральной дорожки.
- Хорошо, ведите.
Мы подошли к двум холмикам, с не по-цыгански скромными надгробиями. На фотографиях молодые мужчины, обоим лет по тридцати.
- Вот, батюшка, это мои друзья. Ехали вдвоём и разбились. Помолись о них.
Я достаю кадило и начинаю разжигать уголёк. Зажечь уголь вне пономарки это целая проблема. Благо, уже тогда появился быстровоспламеняющийся уголь, афонского производства. Когда уголёк уже достаточно разгорелся, я попросил пригласившего меня цыгана подержать кадило, а сам, отвернувшись от него, лезу в саквояж за ладаном.
Пока доставал текст заупокойной литии, тогда я ещё не знал его наизусть, открывал коробочку с ладаном, вижу моё кадило вовсю разгорелось ярким пламенем с переливающимися всполохами зелёного цвета. Ещё из кадила повалил густой дым.
В недоумении смотрю на кадило и ничего не понимаю. Когда это я успел положить в него ладан? Или это так специфически дымно разгорается чудо афонских технологий? Ладно, надо будет учесть и не пользоваться им в закрытых помещениях. Беру текст литии и начинаю службу.
Вдохновенно молясь, ещё бы моя первая самостоятельная лития на могилках, наблюдаю, как сопровождавший меня цыган пару раз заботливо ныряет к моему кадилу, заботливо поправляя, то и дело цепляющиеся одна за другую цепочки. Я служу, кадит моё кадило всё тем же зелёным пламенем.
Целый день я потом провёл на кладбище, поспевая от одной могилке к другой. Сжёг целую упаковку угля, но никогда больше не выдавало моё кадило столь понравившегося мне пламени бриллиантово зелёного цвета.
Уже под конец, собираясь покидать кладбище, иду на выход всё по той же главной аллее. Вдруг снова вижу того благочестивого цыгана, что первым обратился ко мне с просьбой помолиться о его друзьях. Он встаёт из-за стола и спешит в мою сторону.
- Батюшка, не знаю даже как тебе это сказать. Только это, когда ты служил на могилках моих друзей, я тебе в кадило травку подсыпал. Любили покойнички покурить. Вот я и подумал, пусть побалуются. Это ничего, это не страшно?
Так вот откуда это яркое пламя с зелёными всполохами, а я думал издержки афонских технологий. Увидев, как от этой новости я изменился в лице, цыган сообразил, что сделал что-то не так.
- Что? Это грех!? – Запричитал он, чуть не плача. – Что же мне делать?
- Что делать. Иди в храм на исповедь и кайся.
- В храм? – Человек уже реально плачет, - так это только завтра. Я же теперь всю ночь спать не буду! Отец, отпусти мне грех, отпусти!
Вижу, не отстанет он от меня, и накрыв его голову епитрахилью, читаю над ним разрешительную молитву.
И снова человек счастлив. Благодарит меня и возвращается за стол на свое прежнее место.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments