?

Log in

No account? Create an account
солнышко

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
солнышко

Среда (6) "Старики"

Среда (6) «Старики» (Итальянский дневник) - 2
Прогуливаясь по улочкам небольшого приморского городочка с волшебно красивым названием Сан - Бенедетто - дель – Тронто я постоянно встречал небольшие компании итальянских стариков. Там вообще, много старых людей. В компаниях всё больше мужчины, бабушек почти нет.
Тоже самое я замечал и в Абхазии. Помню, в Сухуми столики летних уличных кафешек, сплошь занятых престарелыми абхазами. Старики о чём-то беседуют, иногда спорят, бывают, что и шумят. Любят играть в нарды и шахматы. Женщин в таких компаниях не увидишь. Но Абхазия – это Кавказ, там особые традиции. Италия страна совсем другого порядка, потому и отношение к женщинам здесь должны быть другим.
Я спрашивал Веру, нашу хозяйку и одновременно гида. Много лет она уже живёт в этой стране и знает об Италии всё:
- Почему на улицах одни дедушки, где старушки? Им что, не дозволяется по вечерам дышать свежим воздухом? Мужья закрывают их в четырёх стенах?
- Вообще-то здесь больше матриархат. Наверное, хозяйки предпочитают заниматься дома делами, а своих брюзжащих стариканов, чтобы те им не надоедали, выгоняют на улицу.
В Абхазии, проходя мимо подобных компаний, мне всегда хотелось узнать, о чём они говорят друг с другом, какие такие важные проблемы обсуждают? Но там рядом со мной не было переводчика, здесь мне повезло, у нас была Вера. Я поинтересовался:
- Интересно, о чём они всё время говорят?
- О чём ещё могут говорить итальянцы. Наверно о том же, о чём говорят и русские: политика, женщины и футбол. Хотя, столько, сколько здесь о футболе, не говорят нигде. В Италии футбол – это всеобщая болезнь. Ещё они очень любят кофе.
Однажды я видел такую трогательную картину. Останавливается маленькая машинка, народ там в принципе предпочитает пользоваться такими вот «крошками». Старичок выходит из авто, открывает дверь и помогает выбраться из него старушке. Потом она берёт его под руку, и они направляются в сторону аптеки.
Большая красивая аптека, почему бы и не зайти, будь бы нужда я бы тоже зашёл. Но в последний момент пара закладывает резкий крен налево и вместо аптеки они отправляются в кафе выпить по чашечке кофе.
Вот двух точно таких же пожилых людей мы увидели в поезде, следующем из Флоренции в Болонью. В другой ситуации мы бы не обратили на них внимания, но эти двое расположились именно на наших местах.
Извинившись, мы попросили, чтобы те пересели на свои места. Старички достали билеты, и, разобравшись, сместились ближе к окну, а мы с Верой уселись рядом.
Итальянцы, как и русские, народ очень общительный, и легко вступают в разговоры с незнакомцами. Если знать их язык, то разговорившись, уже через полчаса вам будут известны все подробности их личной жизни, причём не только конкретно их самих, но и их детей, внуков, а так же их соседей.
Во Флоренции рядом с нами через проход сели лицом друг к другу четыре молодые негритянки. Ровно одну минуту они почему-то молчали, а потом заговорили по-итальянски, все четыре одновременно, очень громко, при этом ещё и отчаянно жестикулируя. У нас в доме, в соседнем подъезде одно время жила армянская семья. Они говорили точно так же, но окружающая среда постепенно научила их говорить тихо. Итальянское окружение, напротив, окончательно «испортила» негров.
В поезде, Вера, прожившая в Италии четырнадцать лет, тут же рассказала нашим соседям, что это, она указала на меня рукою, русский падре, а то, в сиденье через проход – его жена. Они из Москвы и путешествуют по Италии.
Говорить кому-то, что мы из Владимира или, например, из Костромы, по-моему не имело никакого смысла, не думаю, чтобы итальянцы знали ещё хоть какие-нибудь русские города за исключением «Моска». Хотя, они наверняка их память должна хранить название ещё, как минимум, одного русского города - «Сталинград». Под Сталинградом была разгромлена большая часть итальянских дивизий, вместе с немцами воюющих против нас на восточном фронте.
Говорят, будто молодым европейцам прежнее название Волгограда уже ни о чём не говорит. Но та же Вера рассказала, как однажды наблюдала такую сцену. На пляже отдыхала целая группа немцев, а рядом расположилась молодая пара из России. Обычно все стараются держаться своими компаниями и не особенно стремятся с кем-то знакомиться, а здесь немцы почему-то сами начали заговаривать с русскими.
- Вы приехали из России? Мы знаем, где находится Россия, а из какого города?
- Мы приехали из Волгограда.
Немцы разводят руками, мол, мы такого города не знаем.
- Ну как же, - молодые люди стараются им напомнить, - вы должны его знать. Раньше наш город назывался Сталинград!
Услышав это слово, немцы точно по команде перестали улыбаться, собрали вещи и перебрались подальше от русских в самую дальнюю сторону пляжа.
Вот и эти старые люди, оказавшись в компании русского священника, вспомнили о войне. Сидевший рядом со мной дедушка был родом с самого юга Италии, из Сицилии.
- Падре, вы что-нибудь слышали о Сицилии?
Слышал ли я о Сицилии? Ещё бы, кто же не знает калабрийских монахов Варлаама и Акиндина! Хотя, вряд ли они что-то знают о паламитских спорах. А вот про коза ностру знают все, и у нас и у них.
- Как же, - обращаюсь я к дедушке, словно к самому дорогому другу, - Сицилия! Коза ностра! Кто же вас не знает?!
Дедушка вздрогнул, закашлялся, и отвернулся к окну. Больше в нашей беседе он участия не принимал. Зато бабушка, дама очень почтенная, уроженка севера Италии, не умолкала.
- Возвращаемся из Калабрии. У нас от родителей мужа остался дом. Места очень красивые. Знаете, там есть такой пляж, где обитают исключительно черепахи. Они разрывают песок и откладывают в него яйца. Мы с мужем, зная, когда наступает период появления маленьких черепашек, специально ходили на пляж и помогали им выбираться из песка. Малыши, выбираясь из песка, сразу устремляются к воде, а мы их сопровождали и охраняли от хищных птиц. К тому времени их там тоже собирается видимо, не видимо.
Теперь возвращаемся домой. Едем к нам на север в Венето. Раньше курсировали поезда со спальными местами. Можно было лечь и вытянуть ноги. Сейчас их отменили, и мы вынуждены двенадцать часов сидя в кресле пересекать всю Италию с юга на север. Боюсь, на следующий год такое путешествие станет нам уже не по силам.
Вы говорите, что приехали сюда из России. Это хорошо. Моя семья благодарна русским, вы прогнали фашистов. Моего отца, тогда он был ещё совсем молодым человеком, немцы арестовали и отправили в концлагерь Аушвиц. Однажды он рассказал мне о том, как там было страшно.
Они с товарищами работали на полях за территорией самого лагеря. Выращивали картофель. Они очень голодали, всем хотелось есть. Мой отец при росте в сто восемьдесят пять сантиметров весил всего тридцать девять килограммов.
Однажды они убирали картофель, и один из его товарищей заметил, как отец, уже перед тем, как возвращаться в лагерь, пытается спрятать в одежде одну картофелину и сказал:
- Ты слишком худой, картофелина слишком заметна. Давай, я спрячу её у себя.
Перед входом в лагерные ворота немцы обыскали узников, и нашли у этого человека одну единственную картошку. Они расстреляли его тут же без всякой пощады.
Отец, понимая, что скоро у него совсем не останется сил, решил бежать. Впятером им удалось совершить побег из лагеря. Днём они отлёживались в укромных местах, а по ночам пробирались сюда, к себе домой. Им повезло, немцы их не догнали. Всю жизнь мой папа вспоминал того человека, что спас его от расстрела. И считал себя виноватым в его гибели.
В ответ я рассказал ей о своей бабушке соседке, которая находилась в том же лагере, что и её отец, только у нас его называют Освенцим. И о наших с матушкой отцах, с оружием в руках, освобождавших Европу. Наверно мои слова растрогали пожилую женщину, и она начала говорить о своей дочери.
- Моя дочь человек очень талантливый и работоспособный. Она разбирается во многих областях знаний. Ещё у неё есть увлечение, представляете, у неё ещё находится время на увлечения! Моя дочь увлеклась историей папства. Свои рабочие отпуска она проводит в архивах и библиотеке Ватикана, изучает старинные документы и издаёт книги. Все доходы от своих исследований она тратит на благотворительность.
Сам папа Франциск захотел встретиться с нашей дочерью и пригласил её на личную аудиенцию. После разговора он просил её, бывая в Ватикане, заходить к нему по-простому.
Я не удержался и воскликнул:
- Как интересно! Наверно он её как-то ещё и наградил?
- Наградил? Да, но не её. Папа наградил нас с мужем, прислав нам благодарственную грамоту. Теперь эта грамота висит на стене у нас в гостиной. В ней его рукой так и написано:
«Благодарю вас за то, что вы воспитали вашу дочь достойным человеком».

Comments

Про Козу-Ностру это Вы погорячились))). Сицилийцы предпочитают о ней не говорить.
Вам повезло, что с вами был гид. Итальянцы правда общительные и любят поговорить. И у нас с ними, оказывается, много общего. Я вообще влюбилась в эту страну.
Спасибо!
Ещё неделя и будет готова книжка - альманах " Великопостные рассказы" держитесь батюшка! :)

Моя свекровь много лет прожила в Италии, работала там, ухаживала за стариками. Как раз на Калабрии она работала первое время.
И да, она превратилась в настоящую итальянку: она очень громко и горячо разговаривает, жестикулирует)) А первое время после возвращения оттуда она вообще забывала, как те или иные слова сказать по-русски))

Вот так, Освенцим стал общей темой и сдружил, пусть подольше люди помнят, что были такие события в истории человечества. И я замечаю, что общая пережитая боль сближает больше, чем совместная радость.