?

Log in

No account? Create an account
солнышко

June 2018

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
солнышко

Понедельник (5) "Песня"

Понедельник (5) «Песня»
На Благовещение, отслужив литургию, мы как обычно, собрались за столом у нас в трапезной. Сперва ели рыбную солянку и всё жалели тех, кто на такой праздник вынужден работать, и не может придти в храм на службу.
Потом Надежда Ивановна, моя бывшая алтарница, ей уже восемьдесят четыре года, но она всё ещё помогает батюшке, стала рассказывать о своей маме.
- Году в 1959–ом мы всей семьёй с Игорем и маленькой Светой приехали в мою родную деревню навестить родителей и дедушку Андрея Кузьмича, он тогда ещё был жив. Погостили сколько-то дней и собираемся назад в город. Мама с нами прощается и говорит:
«Вот живёте вы в своих городах и не замечаете, что давно уже себе не принадлежите. Вам велят, идите на работу, и вы идёте. Говорят, от сих до сих сидите в своих конторах. А надо начальству, так и заместо выходных, детей кидай и снова иди работай на дядю.
Нет, что ни говори, а в деревне лучше. При царе так вообще хорошо было. Человек сам себе принадлежал, и сам решал, когда ему работать, а когда отдыхать. И детей своих видел, и в церковь с ними молиться ходил.
Одно плохо, учиться крестьянские дети не могли. Сейчас вы высшее образование получили, а толку»?
Вспоминаю сейчас своё детство. Это ещё до войны. Утром папа встанет пораньше и отправляется в лес. Мы оттуда сено для козочек заготавливали. Тогда за лесом следили. Не поверите, мы в лес босяком ходили, так всё было ухожено, идёшь и ног не уколешь.
Мы, три сестрички тоже встаём, правда позже папы, берём тележку и идём на покос, а это три километра. Ближе не давали. Папа тележку травой нагрузит, и мы втроём толкаем её до дома. Трава в лесу высокая и зелёная. По двору её рассыпаешь и только тогда замечаешь, как на зелёном фоне горят ярко-красные ягоды дикой клубники.
Траву раскидаем, клубничку поедим и обратно в лес. За день по нескольку раз ходили. И никому в голову не приходило, что он станет заниматься какими-то своими делами.
Осенью начинается школа. Старшие сёстры уходили учиться, а я оставалась с мамой. Моя неграмотная мама выучилась читать и писать от своего мужа, нашего отца. Потом она меня всему этому обучила. Помню, сядет мама и вяжет, или чулки детям штопает. Работает и поёт. Скажет: «Давай, Надюшка, подпевай». Вот мы с ней и поём.
Сколько с той поры воды утекло, страшно и подумать. Одна я осталась. До сих пор помню слова тех песен, а мелодии нет, забыла.
- Мы тоже петь любим, - отзывается Наташа. С Маринкой, подругой моей, вдвоём как сядем, так и вспоминаем песни из нашей юности. Особенно вот эту, и она запела:
«Я люблю тебя жизнь,
Я люблю тебя снова и снова…».
Хороший у Наташи голос, глубокий проникновенный. – Марина скажет, а давай вот ту нашу любимую, которую всем отрядом в пионерском лагере разучивали. Я говорю, давай, и тоже споём.
В этот момент кто-то из наших успевает вставить:
- Погоди. Когда это вы с ней поёте, если Марина уже лет десять как в Австралию перебралась?
Марина с Наташей подруги неразлучные. В детский сад вместе ходили, потом в школе за одной партой десять лет просидели. Марина уже взрослой всей семьёй с мужем и двумя сыновьями эмигрировала в Австралию. Здесь у нас в России она работала обыкновенной продавщицей. Переехав в другую страну, взялась за английский язык, и очень скоро устроилась работать по прежней специальности в большой магазин в городе Сиднее.
Она мне рассказывала, с каким трудом приходилось ей менять себя, привыкая к новому образу жизни, к австралийцам, их обычаям и традициям. Достаточно хорошо изучив язык, Марина резко поменяла сферу интересов, устроилась работать в больницу и одновременно училась на хирургическую медсестру. Сперва она выполняла какие-то самые простые обязанности, а со временем стала принимать участие в операциях и помогать врачам хирургам.
Ещё молодую и целеустремлённую женщину заметили её медицинские начальники и предложили занять высокую управленческую должность. Сегодня она уважаемый человек, у неё собственный коттедж на берегу океана, достойная зарплата.
Каждое утро в шесть часов по австралийскому времени она встаёт и отправляется на берег океана. В это время встаёт солнце, она молится и встречает рассвет. Однажды Марина позвонила мне и сказала:
- Батюшка, иногда, когда я любуюсь поднимающимся над океаном светилом, вижу как оно отражаясь в воде, начинает переливаться всеми цветами радуги, у меня внутри всё перехватывает и я начинаю плакать. Плачу, потому что любуюсь этой удивительной красотой в одиночку. А вы все, кого я помню и люблю, вы от меня на тысячи и тысячи километров. Как бы я хотела, чтобы и вы тоже стояли вместе со мной на берегу океана смотрели на восходящее солнце и радовались.
Как-то побывав в Новой Зеландии, Марина прислала мне десятки фотографий с новозеландскими красотами. Я рассматривал эти фотографии, и у меня было такое чувство, словно они сделаны, где совсем на другой планете в какой-то чудесной и сказочной стране.
Наташа уже много лет работает няней у состоятельных москвичей, она профессионал, и очень хорошо научилась ладить с детьми. За эти годы вместе с хозяевами Наташа объехала добрую половину Европы. Но куда бы она ни уезжала, с Мариной они друг друга не теряют, часто созваниваются, и разговаривать способны часами.
- Так мы по телефону и поём. По вайберу связываемся, благо, что бесплатно и разговаривай сколько душе угодно. Откуда я ей только не дозванивалась, и из Италии, и из Австрии, Кипра, Крита, Израиля. Короче, отовсюду. Поскольку разница по времени между нами приличная, то мне она звонит ближе к полуночи, когда у них ещё раннее утро.
Последний раз, - Наташа смеётся, - вообще анекдот получился. Мой муж просыпается, видит, меня нет, и понимает, что я, скорее всего ещё даже не ложилась. Смотрит на будильник, времени два часа ночи. Он встаёт и отправляется на поиски. Идёт на кухню и слышит наше пение. Мы с Маринкой как раз затянули Александра Градского:
«Как молоды мы были,
как молоды мы были,
как искренне любили,
как верили в себя»!
А это как раз его, одна из самых любимых. Паша тут же присоединяется, и вот мы уже втроём продолжаем:
«Первый тайм мы уже отыграли
и одно лишь сумели понять,
чтоб тебя на земле не теряли,
постарайся себя не терять»!
Спели, я на него смотрю. Паша, сонный в майке и трусах, стоит на кухне в два часа ночи и поёт патриотические песни. Долго мы ещё потом с Маринкой над ним хохотали.

Я хоть и сидел за столом вместе со всеми, но есть почти ничего не ел, потому как обещал дочери с обеими нашими внучками, они как раз заехали к нам с матушкой на пару деньков, что свожу детей на речку, и устрою им пикник.
Год назад все вместе мы выбирались отдохнуть на природу. Девчонки тогда были совсем ещё маленькими. Год прошёл, дети заметно подросли, с ними стало легко общаться.
Приехали на наше любимое место. Здесь речка образует колено, и крутой высокий берег с обеих сторон, окружённый водою, начинает походить на корабль. На этом «корабле» рядом с большой сосной я устанавливаю мангал и начинаю разводить в нём огонь. Кричу:
- Девчонки, с этой минуты вы поступаете в моё подчинение и помогаете деду готовить рыбу. Сейчас вы идёте и собираете хворост. Обе с удовольствием бросаются искать сухие веточки и прошлогодние листья. Алиса кричит:
- Дедушка, а можно я буду собирать шишки?
- Шишки? Да, конечно. Считай, что это тоже хворост.
Услышав слово «шишки», Полинка смеётся.
- Дед, хочешь прикол?
- Давай!
- Она им говорит «фыфки», а Мишка – нет! Надо говорить «сыски», а он говорит – нет! Надо говорить «хыхки»!
- Папа, я как раз читаю им «Денискины рассказы», - отзывается дочка. И про «шишки» - это их насущная тема.
Алиса находит и тащит к мангалу длинные палки и куски брёвен, Полина, напротив, несёт и подаёт мне или крошечный кусочек веточки, размером не больше спички или одну единственную шишку.
Небо серое, покрыто низко плывущими тучами.
- Дождь будет, - тревожится матушка. – Надо успеть приготовить рыбу.
Мы с ребятами стараемся вовсю. Я нажигаю угли, Полинка бегает вокруг и высматривает шишки, Алиса строит шалаш.
- Ой, смотрите, смотрите! – Кричит матушка и показывает в сторону леса. Мы видим, как над рекой появились три уточки и принялись кружить над нами. – Девчонки, это уточки, слышите, как они кричат: кря, кря!
Полина с Алисой тоже начинают кружить по берегу и повторять вслед за утками: «кря, кря»!
Прошло ещё минут десять и, словно пчелиный рой, нас окружает множество маленьких птичек. Малыши радуются:
- Ой, птички, маленькие птички! – Теперь вместо «кря» тоненькими голосочками они запищали: «пи, пи»!
Рыба получилась отменная. Ели все и с превеликим удовольствием. Даже для папы в Москву захватили с собой несколько кусочков.
Ещё мы видели как по реке плывут льдины. Одна такая маленькая, словно Алиса или Полина, а другая – большая, неповоротливая, точно как дедушка. Немного выше по течению бобры строят свои плотины, но мы не пошли смотреть бобров. Боялись, что не успеем до дождя управиться с рыбой. Ничего, в следующий раз поглядим. Может, повезёт и удастся заметить бобра.
А ещё, вспоминая наш разговор за столом в трапезной после литургии, воспоминания Надежды Ивановны о своём дедушке, я взял и громко запел.
«Заветных три желания»!
Полинка тут же подбежав к деду, и боясь, что кто-то без неё станет петь её любимую песенку, подхватила:
«Исполнит мудрый Гудвин»!
Алиса вылезает из своего шалаша и присоединяется к нашему с Полинкой дуэту:
«И Элли возвратиться с Тотошкою домой»!
Я замолкаю, потому что не знаю остальных слов, а девчонки продолжают петь свою песенку. Им хорошо, они, словно сейчас новый год, самозабвенно кружат вокруг дедушки:
«Заветных три желания исполнит мудрый Гудвин»!
В эту минуту мне хотелось стать мудрым волшебником из доброй сказки и на самом деле каждой из них подарить исполнение заветного желания. Неизвестно, как сложится их судьба, какими они вырастут и что их ждёт впереди. И как хорошо, если у тебя есть дедушка волшебник.
Прежде чем пошёл дождь, я успел всё собрать и уложить пакеты в машину. Уезжая, мы оставляли после себя на берегу одиноко стоящий шалаш. Полинка молча дзадумалась о чём-то своём, Алиса не переставая махать рукой в окошко, всё повторяла:
- Пока, шалашик!
Конечно, восходящее солнце и океан, наверняка это очень красиво, и Новая Зеландия с её удивительными флорой и фауной, тоже. Наши места много скромнее, но и здесь есть что-то такое, что очаровывает и остаётся в памяти навсегда. И потом ещё многие годы заставляет помнить себя и тосковать.
Шёл дождь, работали дворники. Я вёл машину, а в голове у меня почему-то кружилась и кружилась всё одна и та же фраза из песни нашей далёкой юности, которую мы пели тогда вместе с молодым ещё Сашей Градским:
«Чтоб тебя на земле не теряли,
Постарайся себя не терять».

Comments

Также с удовольствием спел бы вместе с Вами отец Александр! Может когда и получится.
Спасибо!
Затосковала я по своим внучатам, до слёз. Как неправильно это, что я так далеко от них живу. Ведь уехала на Кубань и думала, что ради них, чтобы на лето приезжали и грелись после Подмосковья, а всё не так получилось - совсем редко стала их видеть. Виновата.
Спасибо!
Плачу, потому что любуюсь этой удивительной красотой в одиночку.

В этом и заключается разгадка тайны создания Святой Троицей всего творения.
Когда Бог стоял перед тем, как создать Ему этот мир с его удивительной красотой, Он знал о том, что при создании, по преизбытку любви, всей твари - неба и земли, благодаря свободе, даруемой твари, будут созданы, и плачь, и печаль, и лукавое зло.
Иначе говоря, распятие Христово произошло в момент сотворения этого удивительного и красивого мира.
В первый раз слышу про старушку-алтарницу... Вроде, алтарниками могут быть только мужчины, женщинам же туда нельзя. Я че-то не понимаю, да?
Могут быть и женщины....определённого возраста-пожилые,ведь так и есть сплошь и рядом в женских монастырях.
Ясно
проникновенно, батюшка. тоже вспомнилось детство, природа, у меня все это было, а будет ли у детей моих...
Как хорошо,когда есть люди,которые смотрят на мир твоими глазами,и в душах возникают одинаковые прекрасные чувства. Со-причастность.Со-бытие.Со-тайна...
Да, дедушка-волшебник - это очень-очень много.
И ничего особенного не надо - для маленьких просто шалаш, просто пожаренная рыба, просто речка и льдины - это уже волшебство.

Я иногда вспоминаю, как мой дедушка - косил за хатой болиголов, потому что я-маленькая попросила. Чтоб голова не болела. Соседи пальцем у виска крутили - там место такое, что никакой пользы с него, обрывистый склон между задней стеной хаты и дорогой, обычно оно заростает чем попало, и никто с ним не возится, только дорогу прокашивают. Но я попросила, и дедушка сделал, и этим летом у нас действительно почти ни у кого голова не болела, и комаров стало меньше. В этот момент он для меня был настоящим волшебником, никакого другого не надо.
Даааа, скучаю по природе. Дай Бог чтобы получилось съездить и нам на природу как-нибудь.