?

Log in

No account? Create an account
солнышко

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
солнышко

Понедельник (3) "Старший брат"

Понедельник (3) «Старший брат».
Эту историю мне рассказал человек, который рос в семье один без братьев и без сестёр. В детстве он мечтал, чтобы у него был брат, желательно старший. И завидовал тем своим друзьям, у кого они были. Потому что это очень хорошо, когда у тебя есть старший брат, готовый в любую минут защитить от обидчиков.
Но поскольку у него не было старшего брата, он и сам был бы не прочь выступить в этой роли. Тогда бы он в свою очередь отгонял от младших братьев тех, кто посмел бы их поколотить. Но не случилось. Сколько он ни пытался поговорить с родителями на эту животрепещущую тему, сколько бы ни просил подарить ему братика, ничего не вышло. Дарили всё, от собаки до велосипеда, но только не того, о ком он просил. Так в одиночку и рос.
Мой товарищ, кстати, впоследствии он, как и я, стал священником, знал, что где-то под Москвой живёт Володя, его двоюродный брат, который старше его самого лет на двадцать, и надеялся, что когда-нибудь они с ним встретятся и обязательно станут друзьями.
Дальше буду рассказывать от лица моего товарища. Так мне привычнее.
«Брат родился во время войны. Представь, кругом грохотали пушки. Земля стонала от разрыва падающих бомб, а его мама вдруг так не вовремя забеременела. Она как могла, всеми силами пыталась избавиться от плода. Пила какие-то таблетки, ходила париться в баню, но тщетно.
Мой брат вцепился в эту жизнь обеими, тогда ещё совсем крошечными ручонками, и победил. Несмотря на войну, на наше отступление по всем фронтам, и даже на враждебное отношение мамы, самого близкого и самого дорого ему человека, он появился на свет и даже умудрился выжить. Ему повезло, подобно уцелевшим ветеранам, вернуться живым с той страшной войны.
Привычка бороться за жизнь, так на генном уровне у него и осталась. В школе он не блистал какими-то выдающимися способностями, зато как общественника его знали даже в райкоме комсомола. По комсомольской путёвке в обход конкурсных баллов ему удалось поступить в престижный московский вуз. Разумеется, сокурсники именно ему доверили возглавить комитет комсомола. Никто как он не умел так грамотно, и с таким прилежанием оформлять протоколы собраний, и ещё отчитываться за своевременные денежные сборы на поддержку ДОСААФ, Красного креста и общества охраны природы.
Где бы потом не трудился мой старший брат, везде он состоял в каких-нибудь бюро, комитетах и распределительных комиссиях.
Годам к тридцати, уже изрядно полысев, мой брат решил жениться. Ему повезло, он один из тех немногих, кто женился по любви. В свою Тосю, заводную жизнерадостную дюймовочку, Володя влюбился, что говорится, с первого взгляда. И эту любовь пронёс через всю свою жизнь.
Несмотря на молодость, Володя занимал уже весомые номенклатурные посты в системе советского руководства, сперва на городском, а потом и на районном уровнях. Потому женившись, он без труда получил уютную квартиру на втором этаже элитного дома, которую немедленно обставил немецкой, тогда это была гдэровская, мебелью.
Всё было хорошо в этой дружной семье, за исключением одного, у них не рождались дети. Конечно, супруги проверялись, искали причину, и нашли. Виновником оказался Володя, а вернее его мама, которая в страшные годы войны, забеременев делала всё, чтобы избавиться от ребёнка. Володя выжил, но детей он иметь не мог.
Понятно, трагедия. Потому каждый из супругов интуитивно искал выход из сложившейся ситуации. Володя, тот всю свою нереализованную любовь к не родившемуся ребёнку перенёс на Тосю, благо она всю жизнь так и проходила в дюймовочках. Маленького роста, щебечущая детским голоском, ну, чем не дитя.
Странно было видеть большого лысого Володю, сюсюкаещего с женой:
- Что будет кушать наша Тосенька? Что подать нашей малышке?
Иногда он терял реальность и когда друзья рассказывали о своих детях, начинал восторженно говорить о своей Тосе.
Саму же Тосю положение женщины - ребёнка вполне устраивало, и она позволяла мужу сюсюкаться с ней и носить на руках.
По советским меркам семья жила в достатке. В то время, когда автомобили распределялись исключительно по очереди, Володя менял свои «жигули» шестёрку каждые три года.
С его энергией он бы и пятерых ребятишек поднял, выучил бы и устроил в жизни, а так сосредоточился лишь на своей малышке жене. А та требовала развлечений. Потому вокруг Тоси с Володей постоянно бурлила жизнь, друзья появлялись и исчезали. Все вместе они устраивали застолья по самым разным поводам, а когда повод не находился, собирались просто так. Пели под гитару бардовские песни, обсуждали фильмы и прочитанные книги.
Помню, это уже после того, как разыскав моего двоюродного брата, я у него остановился и жил несколько дней. Однажды в моём присутствии друзья заговорили о рокен ролле, и вспоминали как отплясывали его в начале шестидесятых. Я сказал:
- Интересно было бы посмотреть. - На что ответ последовал мгновенно:
- Сейчас покажем!
Тогда они мне казались стариками, им уже было за сорок. Зато себя они стариками не считали, и, сбросив с ног тапочки, преподали такой мастер класс, что даже годы спустя я вспоминаю о нём с восхищением.
В силу занимаемого положения в обществе Володя постепенно отдалялся от своей семьи, матери, братьев и сестёр. Может, это происходило в том числе и из-за обиды на маму. Ведь именно в ней была причина его бездетности.
Однажды мать попросила Володю привести ей мешок картошки. Он привёз картошку со своей дачи. Та его открыла и обомлела, все клубни оказались негодными, зелёными или порубленными лопатой. Она плакала, а соседка, утешая, ей говорила:
- Не плачь, Нюра, не может такого быть, чтобы Вовка специально матери такую картошку привёз. Наверняка ж ошибся. Ты ему только об этом не говори, не расстраивай парня.
Мать не стала говорить, только с тех пор больше у сына ничего не просила. Володе и ладно, не просит мать его ни о чём, значит, ни в чём и не нуждается.
Потом наши пути разошлись, Володю перевели в Москву, а я женился и жил собственными заботами. Виделись мы с ним крайне редко. Единственная моя просьба, с которой я к нему однажды обратился, так это показать, где находятся могилки наших с ним дедушки и бабушки. Он обещал, но так ни разу и не свозил.
Видимо, и меня, как потенциального нахлебника, брат предпочитал держать на расстоянии. Знаю только, что перед тем как уехать в Москву, они с Тосей объездив множество детских домов, выбрали и удочерили очаровательную девочку. Однажды я её видел. На самом деле, замечательный ребёнок. Помню, как радовался Володя, а я радовался вместе с ним.
Время шло, Советский Союз приказал долго жить. Володя занялся каким-то небольшим бизнесом, а я принял сан и стал священником. Брат несколько раз, не специально, а будучи рядом по каким-то своим делам, заезжал к нам в церковь. Ходил по храму, рассматривал иконы и однажды сказал мне:
- Брат, я горжусь тобой. Жалко, что между нами не получилось дружбы.
- Ещё не всё потеряно, брат. Заезжай чаще, теперь нам есть о чём с тобой поговорить, - и я кивнул ему в сторону распятия.
- Ты думаешь, после всего что было, я смогу придти к вере?
- Почему бы и нет? К Богу идти никогда не бывает поздно.
Он согласился, но больше так и не заехал. Время от времени я что-нибудь узнавал о Володе и всякий раз просил передавать ему поклон.
Девочка, которую они с Тосей удочерили, выросла, выучилась и уехала жить в Америку. Там она вышла замуж и родила мальчика. Я видел его на фотографии, очаровательный ребёнок. Родители назвали его Максимом, или на западный манер – Максом. А Володя с Тосей снова стали жить вдвоём.
Вдруг, представляешь, узнаю, Тося бросила моего брата и ушла к другому. Людям по семьдесят лет, а они творят неведомо что. При всём при том, официально не разводятся и продолжают жить в одной квартире.
Мне об этом наш общий знакомый рассказывал. Он его в прошлом году видел. Нормальный, говорит, жизнерадостный человек. Как всегда полон сил, собирался лететь в Америку навестить дочь с внуком. И вот встречаю его буквально на днях. Встретил и не узнал.
- Старый дед, с лысиной, поросшей бородавками. Меня увидел, пойдём, говорит, выпьем. Представляешь, чтобы Володя пил, никогда такого не было.
Слушай, ты бы поговорил с ним, как брат, что ли.
Он достал телефон и продиктовал мне Володин номер. Я позвонил:
- Брат, узнал? Когда-то ты обещал показать мне могилки наших с тобой дедушки и бабушки. И до сих пор не исполнил обещания.
Мы договорились, что я подъеду и в назначенное время встречу его на железнодорожной платформе. Он приехал. Я увидел его, идущим с собачкой на поводке. Хотя он здорово сдал, в нём всё ещё угадывался прежний Володя. Тот, которого я знал раньше.
- Вот, знакомься, - он берёт собачку на руки, - это Баксик! – И целует пёсика в нос, - Я его так назвал в честь нашей с Тосей поездки к Максику в Америку. Да, Баксик, про тебя говорят.
Брат, он у меня такой умный, словно не собака, а прямо таки человек.
На кладбище мы с Баксиком и братом Володей долго кружили по одним и тем же местам.
- Нет, ты посмотри, как всё вокруг изменилось! Должно быть дерево, такое большое разлапистое. А уже от него вот так, если смотреть на угол, то и к нашим могилкам можно выйти.
Но деревьев на кладбище больших и разлапистых было очень много. В конце концов, мы устали и отказались от мысли найти могилы родных. Во время поисков Володя периодически доставал из внутреннего кармана фляжку и делал продолжительный глоток. Мне не предлагал, я за рулём.
Уставшие и разочарованные мы вернулись на платформу. Изрядно захмелевший Володя поднимается по ступенькам вверх. За ним на верёвочке бежит собачка, друг Баксик.
- Нет, брат, всё нормально. У меня всё нормально. У меня есть внук, Баксик, он живёт в Америке. Зачем в Америке? Не понимаю. Знаешь, какой он у меня, во, какой! – И начинает копаться у себя в телефоне, - Погоди, сейчас покажу. - Показывает. – И есть собака, Максик, он знаешь какой! Он во, какой! – И дёргает верёвочку. Собачка скулит.
Раздаётся шум от приближающейся электрички. Брат всё что-то говорит и говорит. До меня доносится:
- Всё нормально, брат. Ты только не суди её, брат. Не надо судить. Баксик, тьфу ты, Максик, за мной!
Открываются двери вагона. Я помогаю Володе зайти в тамбур, он уходит не оглядываясь. Собачка бежит за ним.

Comments

У большого Володи большое сердце,простил свою дюймовочку.Нередки такие ситуации в жизни,но чтобы в 70 лет?! А так многие психологи говорят,что нежеланные дети часто бывают несчастливы в жизни.В утробе матери ощутили страх,нелюбовь и отношение к миру,как к враждебному и угрожающему. Хотя по Володе этого не скажешь,разве обида на мать была спрятана очень глубоко.
Сердце большое, а мать не простил. Время было такое. А вдруг дело не в таблетках? Свою семью бросил, отдалился. Вот и Тося его так же на старости отдалила. Бумеранг. нельзя от своей семьи отказываться.Суетился, суетился, а в итоге? Зато жил в сытости? Жаль только что понимание смысла жизни приходит поздно, а к некоторым и вовсе не приходит.
Старый дед, с лысиной, поросшей старческими бородавками. - все в одном предложении... Спасибо!
Мда, очень знакомые грабли у Владимира, я тоже на них наступал..
В жизни всякое бывает.